Пережить Вирус: Анархистский Путеводитель

:

Капитализм в кризисе—Подъем тоталитаризма—Стратегии сопротивления

Categories:

cloudfront.crimethinc.com/assets/articles/2020/03/18/header-ru.jpg

Пандемия не закончится в ближайшие несколько недель. Хотя суровые ограничительные меры позволили сократить количество зараженных до той, которая была месяц назад, вирус снова начал распространяться по экспоненте, как только меры приостанавливали в Британии. Нынешняя ситуация, скорее всего, будет длиться месяцами: неожиданный комендантский час, непоследовательные карантины, все более безнадежные условия — хотя почти наверняка она изменится в какой-то момент, когда напряжение перельется через край. Чтобы подготовиться к этому, давайте защитим себя и друг подругу от угрозы, которую несет вирус, продумаем вопросы, которые несет пандемия, и будем противостоять катастрофическим последствиям социального уклада, изначально не созданного для того, чтобы уберечь наше здоровье.

Этот текст предлагает медицинские советы о том, как иметь дело с вирусом; этот обращается к тому, насколько важна взаимопомощь. Здесь ты можешь найти список инициатив по взаимопомощи в США, а здесь — в Германии.

Пережить вирус

Давние формы анархистской организации и безопасности могут много предложить, когда речь идет о том, чтобы пережить пандемию и панику, ею вызванную.

Сформируй аффинити группу (группу близости)

С перспективы карантина можно много сказать о том, как мы вообще живем. Те, кто живут в сплоченных семьях или радостных общих домах, оказались в намного лучшей ситуации, чем люди в разбитых браках или те, кто живут в огромных домах сами. Это хорошее напоминание о том, что в жизни по настоящему важно. Не смотря на модели безопасности, которые предлагает буржуазная мечта о нуклеарной семье со своим жильем и внешнюю политику США, которая ее отражает, единение и забота намного важнее за тот вид безопасности, что базируется на ограждении от всего мира.

«Социальная дистанция» не значит «полная изоляция». Мы не будем в большей безопасности, если общество сократится до кучки атомизированных индивидов. Это не защитит нас ни от вируса, ни от стресса в такой ситуации, ни от захвата власти, который готовятся проводить капиталисты и государственная власть. Точно так же, как старшие люди рискуют заразиться вирусом, они, например, уже опасно изолированы в этом обществе; отрезать их от всех контактов с другими не убережет их физическое или ментальное здоровье. Нам всем нужно быть включенными в сплоченные группы таким образом, который максимизирует и нашу медицинскую безопасность, и коллективную способность наслаждаться жизнью и действовать.

Сильные сообщества делают полицию и политиков устаревшими

Выбери группу людей, которым доверяешь — в идеале, людей, с которыми делишь ежедневную жизнь и у которых у всех похожие факторы риска и уровни толерантности к риску. С целью пережить вирус, они должны стать твоей группой близости (аффинити группой), базовым строительным блоком децентрализованной анархистской организации. Не обязательно, чтобы вы жили в одном здании, но важно, чтобы могли сократить факторы риска к тем, которые общие для вас и с которыми вам комфортно. Если твоя группа будет слишком мала, ты будешь чувствовать себя изолированно — и это будет отдельной проблемой, если заболеешь. Если твоя группа будет слишком большой, ты будешь иметь дело с ненужным риском заразиться.

Поговорите друг с подругой, пока не придете к набору одинаковых представлений о том, насколько вы будете взаимодействовать с риском заразиться. Это может быть что угодно: от полной индивидуальной физической изоляции до использования антисептика, после того как дотрагиваешься к поверхностям в общественных местах. Если вам удастся минимизировать риск взаимодействия с вирусом вне группы, то внутри нее вы все еще можете обниматься, целоваться, вместе готовить еду, дотрагиваться к одним поверхностям. Важно утвердить уровень риска, с которым вы коллективно готовы мириться, придерживаться установленной инструкции безопасности и четко обсуждать новые факторы риска, если они появляются.

Это анархист_ки называют культурой безопасности — практика утверждения представлений, которые все разделяют все, чтобы минимизировать риски. Когда мы имеем дело с полицейскими репрессиями и надзором со стороны государства, мы защищаемся, распространяя информацию между теми, кому нужно ее знать. Когда мы имеем дело с вирусом, мы защищаемся, контролируя направления, по которым инфекция может распространяться.

Вообще избежать риска невозможно. Идея в том, чтобы определить, к какому риску вы готовы, и вести себя так, чтобы если что-то пойдет не так, не жалеть ни о чем, зная что ты принял(а) все необходимые меры предосторожности. Деля свою жизнь с группой близости, ты получаешь все лучшее от безопасности и добрососедства.

Чтобы узнать, как продолжать организацию в безопасных цифровых платформах с другими товарищ(к)ами, не смотря на «социальное дистанцирование», читай здесь.

Солидарность, а не благотворительность

Сформируй сеть

Конечно, только вашей группы безопасности недостаточно, чтобы удовлетворить все ваши потребности. Что, если вам нужны ресурсы, к которым никто из вас не может безопасно получить доступ? Что, если все вы заболеете? Вам нужно объединиться с другими группами безопасности в сеть взаимопомощи так, чтобы если какая-то из групп будет перегружена, другие могли прийти ей на помощь. Участвуя в такой сети, вы можете распространять ресурсы и поддержку без нужды поддаваться одинаковому уровню риска. Идея в том, что когда люди из разных групп взаимодействуют, применять более суровые меры безопасности, чтобы минимизировать дополнительный риск.

Словом «взаимопомощь» в последнее время часто раскидываются, даже политики(ни). В своем настоящем значении взаимопомощь описывает не программу нецелевой помощи, как действуют благотворительные организации. Это скорее децентрализованная практика взаимной заботы, с помощью которой участни_цы сети убеждаются, что все получают то, в чем нуждаются, а значит, у всех есть причины прилагать усилия к общему благополучию. Это не принцип услуга-за-услугу, а скорее взаимообмен заботой и ресурсами, который создает что-то наподобие избыточности и жизнеспособности, которые могут удержать сообщество в тяжелые времена. Сети взаимопомощи процветают тогда, когда получается надолго построить взаимное доверие с другими. Тебе не обязательно знать всех в сети или чувствовать симпатии ко всем, но все должны вкладывать в сеть достаточно, чтобы ваши общие усилия создавали ощущение избыточности.

Может показаться, что структура взаимности работает на социальное расслоение и что в ней люди с похожих социальных классов и с похожим доступом к ресурсам притягиваются друг к подруге, чтобы получить лучшую отдачу за инвестицию собственных ресурсов. Но у групп с разным опытом может быть доступ к широкому ряду разного типа ресурсов. В эти времена финансовая обеспеченность может показаться не такой ценной, как умение работать с сантехникой, говорить на определенном диалекте или социальные связи в сообществе, о которым ты никогда бы не подумал(а), что можешь от него зависеть. У всех есть достаточно причин расширять свот сети взаимопомощи настолько далеко и широко, насколько это возможно.

Фундаментально здесь то, что в безопасности нас удерживают связи с другими, а не защита от них или власть над ними. Выживальни_цы, которые сфокусировались на том, чтобы сформировать личный запас еды, инструментов и оружия добавляют фрагменты к пазлу апокалипсиса в стиле все-против-всех. Если ты вкладываешь всю энергию в индивидуальные решения, оставляя всех остальных бороться за выживание наедине, твоя единственная надежда — это выиграть в гонке вооружения. Но даже если тебе это удастся, когда больше не будет тех, на кого это оружие можно будет направить, оно станет последним инструментом в твоем распоряжении.


Как мы сопоставляемся с риском

Появление новой потенциально смертельной инфекции заставляет всех нас думать о том, как мы сопоставляемся с риском. Что стоит того, чтобы рисковать жизнью?

Обдумав это, большинство из нас придет к выводу, что при других равных условиях рисковать своей жизнью, просто чтобы продолжать играть свою роль в капитализме, того не стоит. С другой стороны, рисковать жизнью может стоить того, чтобы защитить друг подругу, позаботиться друг о подруге, чтобы защитить нашу свободу и возможность жить в эгалитарном обществе.

Как полная изоляция не обезопасит старших людей, так и попытки полностью избежать риска не уберегут вас. Если мы будем держаться только себя, в то время как те, кого мы любим, будут заболевать, наши сосед(к)и — умирать, а полицейское государство — забирать последние частицы автономии, мы не будем в большей безопасности. Бывает много разных видов риска. Вероятно, приходит время, когда нам нужно переоценить, какие риски мы готовы брать на себя, чтобы жить достойно.

Это приводит нас к вопросу того, как пережить все ненужные трагедии, которые власть и глобальная экономика накидывает на нас в контексте пандемии — не говоря уже о ненужных трагедиях, которые они уже создавали. К счастью, те же структуры, что могут способствовать нам в том, чтобы пережить вирус вместе, также могут вооружить нас, чтобы ему противостоять.

yUBN-sCHBWA


Пережить кризис

Давайте проясним: тоталитаризм — больше не угроза будущего. Меры, которые применяют по всему миру, тоталитарны во всех значениях этого слова. Мы наблюдаем односторонние указы правительств о запрете на путешествия, круглосуточные комендантские часы, настоящее военное положение и другие диктаторские меры.

cloudfront.crimethinc.com/assets/articles/2020/03/18/5-ru.jpg

Это не значит, что мы не должны принимать меры, чтобы защитить друг подругу от распространения вируса. Просто нужно признать, что меры, которые принимают разные правительства, базируются на авторитарных средствах и авторитарной логике. Подумай о том, насколько больше ресурсов тратят на армию, полицию, банки и фондовые биржи, чем на здравоохранение населения или помощь людям, чтобы те могли пережить кризис. Все еще легче быть арестованным за бродяжничество, чем получить тест на вирус.

Так же, как вирус показывает нам правду о том, как мы уже живем — о наших отношениях и жилье — он показывает, что мы уже живем в авторитарном обществе. И приход пандемии только делает его официальным. Франция выпустила на улицы 100 тысяч полицейских, на 20 тысяч больше, чем в пик протестов желтых жилетов. Бежен_ок в поиске убежища разворачивают вдоль границ между США и Мексикой, Грецией и Турцией. В Италии и Испании банды полицейских нападают на бегун_ок. В Украине мужчину, который переплыл Днепр, задерживали десять полицейских.

398582259

В Германии полиция в Гамбурге воспользовалась ситуацией, чтобы вытеснить самоорганизованную палатку бежен_ок, которая простояла там несколько лет. Несмотря на карантин, полиция в Берлине все еще угрожает разогнать анархистский коллективный бар. В других регионах полиция, одетая в полное обмундирование пандемических штурмовиков, осуществляет рейды на центры для бежен_ок.

Хуже всего то, что это происходит по молчаливому согласию большинства населения. Власть может сделать практически что угодно во имя защиты нашего здоровья — вплоть до того, чтобы убивать нас.

Когда ситуация будет обостряться, мы скорее всего увидим, как полиция и армия будут использовать все более близкие к смертельным средства. Во многих частях света им единственным разрешено свободно собираться в большом количестве. Когда полиция составляет единственную социальную группу, которая может массово собираться, единственное слово, которым можно описать форму нашего общества — полицейское государство.

Знаки того, что мы двигаемся в этом направлении, появлялись на протяжении десятилетий. Капитализм раньше опирался на то, чтобы удерживать огромное количество работни_ц способными работать в промышленности. Как следствие, невозможно было оценивать жизнь так дешево, как сейчас. Когда глобализация капитала и автоматизация уменьшили зависимость от работни_ц, рабочая сила мира плавно перешла в сферу услуг, выполняя работу, не критичную для функционирования экономики, а значит, менее надежную и хуже оплачиваемую. В это время правительства ставали все более зависимыми от насилия военизированных полицейских, которые контролируют беспорядки и вспышки гнева.

Если пандемия продлится достаточно долго, мы увидим больше автоматизации: автомобили на автопилоте составляют для буржуазии меньшую угрозу заразиться, чем водител(ьк)и Убера — а уволенные работни_цы будут распределены между репрессивными сферами (полиция, военные, приватная охрана, приватные военные подрядчики) и прекарными работни_цами, вынужденными сильно рисковать ради копеек. Мы ускоренно двигаемся к будущему, в котором привилегированный класс осуществляет виртуальную работу через средства электронной связи в изоляции, в то время как огромное полицейское государство защищает их от расходного материала — низшего класса, который берет на себя большинство рисков.

Миллиардер Джефф Безос уже добавил 100 тысяч рабочих мест в Амазон, ожидая, что его компания повсюду вытеснит с рынка местные магазины. Кроме того, Безос не дает своим работни_цам в Whole Foods оплачиваемый отпуск, хотя они постоянно сталкиваются с риском в сфере услуг. Впрочем, он платил им на два доллара больше в течение апреля. Короче говоря, он все еще считает их жизни ничего не стоящими, но признает, что за их смерти нужно лучше платить.

Такой контекст обязательно приведет к бунту. Вероятно, мы увидим какие-то социальные реформы, направленные на то, чтобы успокоить население — по крайней мере, временный, чтобы смягчить влияние пандемии — но они придут рука об руку с государственным насилием, которое будет расти и которое никто не может представить без чего-то, что неправильно интерпретируют как защиту нашего здоровья.

cloudfront.crimethinc.com/assets/articles/2020/03/18/6-ru.jpg

На самом деле, государство само же и есть самым опасным для нас, поскольку оно применят кардинально неравное распределение ресурсов, что и заставляет нас сталкиваться с таким несбалансированным распределением рисков. Если мы хотим выжить, мы не можем требовать только лишь более справедливых политик — мы также должны делегитимизировать и подорвать власть государства.

Стратегии сопротивления

С этой целью мы заканчиваем несколькими стратегиями сопротивления, которые уже начали работать.

Арендные страйки

В Сан-Франциско жилищный коллектив Station 40 проложил путь, односторонне объявив арендный страйк в ответ на кризис:

«Срочность ситуации требует решительного и коллективного действия. Мы делаем это, чтобы защитить себя и наше сообщество и позаботиться о себе. Теперь больше, чем когда-либо, мы отказываемся быть в долгу и быть эксплуатируемыми. Мы не будем разделять это бремя с капиталистами. Пять лет назад мы разбили попытку арендодателя выселить нас. Мы выиграли благодаря солидарности наших сосед_ок и по_друг. Мы снова обращаемся к этой сети. Наш коллектив чувствует себя подготовленным к режиму укрытия на месте, который начинается в полночь на всей территории всей залива. Самый значимый акт солидарности для нас сейчас— это страйковать всем вместе. Мы прикроем вас, поскольку знаем, что вы прикроете нас. Отдыхайте, молитесь, заботьтесь друг о подруге.»

cloudfront.crimethinc.com/assets/articles/2020/03/18/7.jpg

Для миллионов людей, которые не смогут заплатить по счетам, арендный страйк нужен в силу необходимости.Несметные миллионы, которые живут от зарплаты до зарплаты, уже потеряли работу и прибыль и не смогут заплатить за аренду в апреле. Лучший способ поддержать их — это всем нам страйковать, сделав невозможным для власти нацелиться на всех, кто не платит. Банки и арендодатели не должны иметь возможность и дальше наживаться на арендатор(к)ах и ипотеках, когда нет способов заработать. Это просто здравый смысл.

Эта идея уже распространялась во многих разных формах. В Мельбурне, Австралия местное отделение Индустриальных Рабочих Мира продвигает Заяву об арендном страйке COVID-2019. Rose Caucus призывает людей приостановить арендный, ипотечные и коммунальные выплаты во время эпидемии. В штате Вашингтон Арендный страйк Сиэтл призывает к тому же. Арендатор(к)и жилья в Чикаго угрожают арендным страйком так же, как и люди в Остине, Сент-Льюисе и Техасе. В Канаде организовывается Торонто, Кингстон и Монреаль. Другие распространили документы с призывами к арендному и ипотечному страйку.

Чтобы арендный страйк имел успех на уровне страны, хотя бы одна из этих инициатив должна получить достаточно динамики, чтобы большое количество людей были уверены, что их не оставят на произвол судьбы, если обязуются участвовать. Все же, чем ожидать, что одна большая организация скоординирует массовый страйк сверху, лучше будет, если эти усилия начнутся на низовом уровне. Централизованные организации часто идут на уступки на ранних этапах процесса борьбы, подрывая автономные усилия, которые наделяют движения силой. Самое лучшее, что мы можем сделать, чтобы выйти из такой ситуации сильнее, — это строить сети, которые могут защититься, независимо от поддержки сверху.

cloudfront.crimethinc.com/assets/articles/2020/03/18/4.jpg

Рабочие и транспортные страйки

Сотни работни_ц на атлантических судостроительных заводах в Сен-Назере начали страйковать 17 марта. В Финляндии водител(ьк)и автобусов отказались принимать оплату от пассажир_ок, чтобы обезопасить их от заражения и протестовать против риска, которому сами подлежат, в процессе показывая, что общественные перевозки могли бы быть бесплатными.

Если когда-нибудь и было хорошее время для прекарного рабочего класса показать силу через страйки и остановку в работе, то оно сейчас. Хотя бы раз большинство будет сочувствовать, поскольку перебои в работе в обычном порядке дел могут уменьшить риск распространения вируса. Мы верим, что вместо того, чтобы добиваться улучшения индивидуальных условий отдельных работни_ц через повышение зарплаты, самое важное — это развитие сетей, которые могут перебить привычный порядок, нарушить систему как целое и указать в направлении революционного воплощения альтернативных способов жить и строить отношения. На этом этапе легче представить ликвидацию капитализма, чем чтобы он служил всем нашим потребностям справедливым и равным образом.

Тюремные бунты

Бунты в тюрьмах Бразилии и Италии уже привели к нескольким побегам, включая массовые. Смелость этих заключенных должна напомнить нам обо всем угнетенных группах, которые держат не на виду и которые будут страдать больше всех во времена таких катастроф, как эта.

Это также может воодушевить нас: вместо слушаться приказов и продолжать прятаться, в то время как весь мир превращается в матрицу с тюремных камер, мы можем действовать сообща, чтобы вырваться.